Портрет

Жесткий и мягкий свет в портрете 2

Svet-part-2

Продолжение части 1.

Но ближе к практике. Я буду показывать фотографии и рассказывать на что я обращал внимание, какие точки я контролирую больше всего, какие образы, идеи пытаюсь донести.

Вообще, сразу разделим грамотный техничный свет и эстетическое восприятие. Любое лицо индивидуально и то, что в одном лице превращается в грубый дефект, в другом превращается в милую деталь. Кстати, я обращаю внимание, что многих хороших, востребованных моделей бывает очень легко снимать, но даже не потому, что они красивы, а потому что они очень хорошо “держат” свет. Бывает, иногда нарушишь все правила, сделаешь какой-нибудь безумный ракурс, а она все красива. Не испортишь, в общем.

С другой стороны, просто красивые девушки в жизни, те которые безостановочно привлекают к себе внимание мужчин, совершенно “неснимабельны”, свет разрушает эту красоту, он выявляет те черты, которые мы просто не замечаем в обычной жизни, не видим в движении, не видим в повседневном свете.

Поэтому, естественно, многое о чем мы будем говорить будет условно, нельзя слепо переносить световую схему с примера на любое лицо. Фотограф должен все время думать, но не копировать световые схемы, не зарисовывать точное в сантиметрах расположение и мощность приборов, а должен начать думать, должен замечать все нюансы, должен видень достоинства и недостатки, предвосхищать события, думать на несколько шагов вперед. Как я уже писал, я люблю делать множество фотографий. Когда имеещь дело с фотографими, которые воспитаны на пленочном опыте, которые привыкли экономить пленку, видишь, как они по привычке выстраивают кадр, нажимая на кнопку только после того, как убедятся, что все сделано правильно, и теперь “можно”. Я воспитан на цифре, и никогда не жалел денег на флэнки и харддрайвы :-), так что всегда не хотел и не имел ограничеиний по количеству кадров. Да и затвор (пробег камеры) тоже такая вщь, на которой экономить не надо! Тем, что стоит несколько сотен долларов не престало экономить на съемках, стоимость в несколько раз дороже каждая.

Я всегда считал, и считаю до сих пор, что количество сделанных фотографий — это благо. Одно дело, когда вы нашли ракурс, вы уже двигаетесь сами и даете команды движениям модели на какие-то миллиметры. Вы уже практически находитесь в заданных рамках, и играете уже какими-то нюансами, ждете какого-то взгляда модели, эмоции (иногда, хорошо, кстати просто “достать” модель количеством кадром, она устанет “держать” нужную, как ей, кажется, эмоцию”, и немного расслабившиь, выдаст Вам то, что нужно).

Другое дело — когда вы видите, что вы не можете сделать нужной фотографии, и если впереди много образов, мы сразу переходим к ним, но если Вы видите, что уже бъетесь над моделью много времени , а ничего так и не получается, то надо набивать кадры. Может это покажется странным, но я в таком случае, не двигая особо свет, не позволяя выйти модели уже за какие-то осмысленные границы, я начинаю просто давать короткие ясные команды: голова влево, губы чуть приоткрыла, наклон влево, снова прямо и т.д. Я во-первых раскачиваю, раскрепощаю модель, вывожу из состояния напряжения, а во-вторых набиваю несчетное количество кадров, иногда уже не контролируя рисунок на лице, не думая о каких-то деталях. Я набиваю кадры с целью получить как можно больше исходного материала.

Я очень часто иду со съемки расстроенный и неудовлетворенные полученным результатом. (А вернее, честно сказать, я практически всегда иду со съемки растроенный и неудовлетворенный результатом). Мне редко нравится то, что я делаю в студии, я стараюсь сделать как можно лучше, и постоянная гонка за этим самым лучшим оставляет чувство нерешенности задачи. А иногда я даже не понимаю, не вижу, или мне просто нет времени размышлять во время съемки, и я набиваю кадры.

Но я знаю, что придя домой, в даже самых трудных и сложных съемках, даже не у самых лучших моделей, я найду те нужные фотографии среди сотен похожих, те несколько фотографий, за которые мы и боремся.

Поэтому, искусство фотографии — это не только искуство проводить саму съемку, это не только искусcтво их ретушировать (хотя, по хорошему, ретуширование и не должно быть достоинством фотографа, это дело других, специально обученных и зарабатывающих на этом деньги людей), но это еще и искусство поиска, искусство выбора конечной фотографии. Как часто я жалел, когда имел хорошие фотографии, но видел, что вот еще чуть-чуть вверх, влево, вправо и будет супер.

Поэтому, скажу крамолу, но даже в съемках великолепных моделей я обычно завершаю каждый образ несколькими фотографиями за пределом, за гранью разумного: в плане света, ракурса, позы, эмоции. И часто случается, что из этих фотографий потом получается что-то интересное. Зажимая себя в узкие академические рамки, мы порою боимся выйти из них, обрекая себя может на правильную, но весьма банальную фотографию.

Итак, есть еще и эстетика. И правила порою существуют, чтобы их нарушать. :-)


Так что все последующие фотографии безусловно — это не примеры моих десятиминутных размышлений над каждым нюансом на лице модели, и потом единственной фотографии в минуту озарения и понимания идеальности, это скорее просто одна из десятков фотографий в этом образе, именно та фотография, где все получилось так как надо. Я просто держу в голове как можно больше информации, стараюсь контролировать каждую деталь, которая мне важна, но при этом я понимаю, что все равно не увижу всего, все равно что-то пропущу. Поэтому здесь на помощь приходит банальная частота нажатия на кнопку. Как я говорил, давая небольшие, понятные команды, я десяток за десятком набиваю на свою флэшку похожие, но различающиеся в каких-то нюансах фотографии.

О чем потом никогда не жалею, и в чем не боюсь признаться.

Вообще, отбор фотографий — это довольно интересный процесс, и меня порой вводит в замешательство, когда я вижу у других фотографов, какая именно фотография выбрана на индекс-принте (распечатки на одном листе нескольких фотографий с пленки или цифры). Ты понимаешь, что каждый руководствуется своими критериями, их множество, и кто-то может совершенно ни во что не ставить те детали, над которыми ты бьюшься, психуя и выходя из себя. Да, именно процесс отбора часто и превращает набор (порою бессмысленный и безсистемный) файлов в то изображение, которое вы донесете зрителю, клиенту. Я удаляю все свои съемки через пару недель, предупреждая своих клиентов, что у меня нет возможности (и, често говоря, зачастую желания) хранить на своем компьютере мириады файлов. А ведь как заманчиво было показать вам не только конечный результат, но рядом хотя бы десяток фотографий из этого образа, чтобы увидеть окружение, чтобы понять степень тех допусков, которые я делаю, работая над образом. Чтобы увидеть, из чего я выбирал. Чтобы можно было лучше все объяснить. И если я все таки приступлю к созданию книги, то, наверное, буду на противоположной страницы от фотографии давать индекс-принт из 10-20 фотографий этого образа, я думаю, что изучение этого материала будет зачастую намного интереснее и полезнее, чем рассматривание конечной фотографии.

Итак вернемся к свету. Мы уходим от прямого положения лица и приступаем к вольностям. Я буду представлять фотографии снятые с различными световыми схемами, рассказывая о деталях, тенях, эмоциях, о своем выборе в каждой фотографии позы модели, ракурса и много-много другом.

Посмотрите на эту фотографию. Модель повернула все тело и голову влево, а фотограф доволно сильно опустил угол камеры вниз. Здесь сохраняется все тот же фронтальный свет сверху, который мы применяли в предыдущих образах. От носа появилась боковая тень, но она на выраженная и очень удачно ложится на носогубную складку, как бы повторяя ее. Тень от губ очень мощая, она стелется по подбородку, но не падает на него, а уходит на щеку. Левый глаз (я всегда говорю сторонами модели) не провален в тень.

Так же я контролирую, чтобы великолепное украшение на шее модели было хорошо освещено. Тень на шее от подбородка весьма выражена, практически повторяя линию украшений, что дает фотографии ритм. Кстати, я считаю, что диагональ правой руки, с весьма выраженным светотеневым рисунком, создает контрдиагональ линии “Украшение, тень на шее, линии теней на лице, линии теней на фоне” Она как-бы сбивает этот ритм, служит немного опорой, не дает валиться линии взгляда вправо, немного даже давит, является неким входом для рассматривания фотографии.

Если не считать совсем небольшого контрового света, который здесь не вносит существенной корректировки, не сбивает световой рисунок на лице, а просто во-первых отделят модель от фона (там слишком похожие тени по своей интенсивности на лице и фоне, особенно в районе левого глаза), но во-вторых он обозначает пространство, объем за моделью. Она уже не просто в студии, а она ловит блик от какого-то источника света (дверь, окно и т.д.), контровый свет жесткий, и от этого возникает ощущение его отдаленности: если это свет из открытой двери, то эта дверь довольно далека, она на в шаге, а на большом расстоянии. Кроме того этот контровый блик превращает серьгу на левом ухе из черного пятна в украшение, и это завершает освещение всего ансамбля украшений.

Вообще тема контрового света, это очень важная, и зачастую фотографию можно испортить или наоборот приукрасить, просто банальным перемещением контровика по высоте. Мы будем говорить об этом позже, но скажу, что здесь на лицо нейтральный контровый свет, он не вмешивается в светотеневой рисунок, он только рисует линию — и все. Еще скажу, что порою я люблю использовать так называемые “случайные” источники света: стоит себе лампа в углу и на 30 Джоулей дает вспышку в сторону модели. Порой она и не видна явно в свето-теневом рисунке, но все равно проявляется где-то легкими бликами, где-то отражениями, и придает что называется жизни фотографии. Ведь крайне-крайне редко мы встречам в природе или жизни один источник света, как правило это гамма, набор светов и отражений, и привыкая видеть в обычной жизни набор освещений, отражений мы и на фотографии ищем подтверждения подлинности, естественности, жизненности, как раз в этом.

Хотя студийная фотография — это весьма отдельный жанр фотографии, и мы чаще всего и не “скрываем этого”, но как часто нам не хватает каких-то легких небрежностей, случайностей, едва заметных, но дающих мозгу информацию о правдивости фотографии.

Это немного спорный, конечно, вопрос, это надо далеко не всегда…

Но представьте для себя, если бы этого контрового блика не было. Поверьте, я вовсе не являюсь апологетом непременного применения контровика, но здесь помимо слияния модели с фоном мы бы потеряли объем фотографии, загнав ее слишком уж в сухой студийный стиль.

Немного скажу об освещении фона. Здесь, не считая контровика, один источник света, и им же освещен и фон, от которого модель отстоит примерно на метр. Для того, чтобы добиться градиента, (ну, здесь не градиента, а скорее сильного перепада освещенности с выраженной границей теней, мы же снимаем жестким светом) я начал разворачивать рефлектор, не меняя его положения и не внося никаких изменений на рисунок на лице) на себя, как бы отворачивая его от фона. Причем я могу прорисовать эту линию горизонтально, под наклоном, все зависит от положения источника, вернее от его угла (стены в студии темные, или находятся на таком расстоянии, что не вносят никаких рефлексов, изменяя рисунок при изменении угла света).

Я выбираю наклонную границы тени, диагональ, повторяющую линию теней на лице, на линию украшений, и создаю опять таки динамику, последовательность теней (если считать из верхнего правого угла) — темный, светлый, темный.

Нижний темный участок теней на фоне ну уровне левого плеча модели — это уже тень от головы, и она не меняется от угла рефлектора, на эту тень можно влиять расстоянием модели до фона, высота и положением рефлектора, ракурсом съемки, но, мы понимаем, не углом рефлектора.
На этой фотографии для того чтобы тени на лице модели не падали вниз, я просил модель немного поднять подбородок, и это предает опять таки ей ощущение доминирования, недоступности. Камера опущенна довольно сильно вниз, это вкупе с немного поднятым подбородком и немного наклоненным вперед телом, визуально вытягивает шею, тем самым создавая еще большую дистанцию между зрителем и моделью. Она далека, она снисходит, и у зрителя должно создаться ощущение, что дотянуться, дотронуться до нее невозможно. Вначале линия теней на плече из левого нижнего угла тенят к ней, но потом поза, взгляд, диагональные перпендикулярные тени отрубают: “Оставь надежду, всяк сюда входящий”, чего я собственно говоря, здесь и добивался…

(Вот нафантазировал то, блин, читайте продолжение…)

[button color=»silver» link=»http://strobius.com.ua/practice-cat/portrait-practice-cat/zheskij-i-myagkij-svet-1.html» target=»_blank»]Часть 1[/button]…[button color=»silver» link=»http://strobius.com.ua/practice-cat/portrait-practice-cat/zheskij-i-myagkij-svet-3.html» target=»_blank»]Часть 3[/button] [button color=»silver» link=»http://strobius.com.ua/practice-cat/portrait-practice-cat/zheskij-i-myagkij-svet-4.html» target=»_blank»]Часть 4[/button]

Ссылка на оригинал статьи: tityaev.livejournal.com

Papan de Polo
2012-05-29 05:29:56
"Как часто я жалел, когда имел хорошие фотографии, но видел, что вот еще чуть-чуть вверх, влево, вправо и будет супер."... да да да... (
Наверх